Поморье перевыполнило план по лесовосстановлению: хорошо это, или плохо, или вообще никак?


Пресс-служба Правительства Архангельской области распространила сообщение о том, что Поморье в 2014 году перевыполнило план по восстановлению лесов: лесовосстановительные работы были выполнены на площади 60,7 тысяч гектаров, что составило 102% от плана. В сообщении приводятся слова министра природных ресурсов и лесопромышленного комплекса С.В.Шевелева о том, что ежегодная площадь сплошных рубок в Архангельской области составляет около 61 тыс. га, восстановлено в 2014 году было 60,7 тыс. га, в том числе силами арендаторов - 51,7 тыс. га, а высажено было более 13,5 миллионов сеянцев ели и сосны (ссылка). Новость позитивная, она была подхвачена и распространена разными информационными агентствами, и это в целом правильно. Но остается вопрос - а что все эти цифры значат с точки зрения реального будущего лесов Архангельской области? 102 процента от плана по лесовосстановлению - это много или мало, или это вообще не тот показатель, по которому можно судить о ситуации с лесовосстановлением? Здесь нужно отметить два важных обстоятельства. Во-первых, "лесовосстановление" в контексте нашей традиционной лесной статистики вовсе не означает посадку, посев или какие-то еще интенсивные действия, способствующие появлению нового леса - это может быть и естественное возобновление, в том числе сохранение подроста, где есть, минерализация почвы и т.д. В этом нет ничего плохого (в таежной зоне содействие естественному возобновлению часто дает лучшие результаты, чем закладка лесных культур), но надо понимать, что это не какие-то специальные действия арендаторов или кого-то еще - лесу просто дают самому возобновиться, иногда тем или иным способом слегка ему помогая. Каково соотношение искусственного (то есть интенсивного, целенаправленного), и естественного (то есть экстенсивного, "как получится") лесовосстановления, можно примерно понять, исходя из количества высаженных сеянцев. Норма их посадки составляет по действующим правилам три тысячи штук на гектар при использовании посадочного материала с открытой корневой системой, и две тысячи штук - с закрытой; в Архангельской области используют и тот, и другой. Значит, тринадцати с половиной тысяч сеянцев могло хватить на площадь в 4,5 - 6,7 тысяч гектаров. Получается, что доля искусственного лесовосстановления по площади в 2014 году находилась в пределах от 7 до 11%. Во-вторых, что гораздо более существенно, ни посадка или посев леса, ни успешное содействие его естественному возобновлению, еще не гарантируют появление лесного молодняка с преобладанием хозяйственно ценных пород деревьев, должного качества и густоты. Ключевое значение для формирования таких молодняков имеет уход, который должен проводиться в течение первых двадцати-тридцати лет жизни молодого леса, но в подавляющем большинстве случаев или не проводится вовсе, или проводится плохо, так, что это заведомо не дает никаких результатов. Если ухода нет, он не планируется и не обеспечивается - само по себе "лесовосстановление" в узком смысле этого слова не дает практически никакого результата, кроме траты сил и денег. Доступных и достоверных данных по уходу за молодняками по Архангельской области, равно как и в целом по России, нет - а без них судить о реальных масштабах лесовосстановления невозможно. В таежной зоне каждая вырубка или гарь, и вообще каждый оставленный без внимания клочок земли, довольно быстро зарастает лесом даже без какого-либо участия человека. От участия человека зависит то, каким будет этот лес - лиственным или хвойным, загущенным или нормальным, какая доля прирастающей в нем древесины будет приходиться на будущие хозяйственно ценные деревья, а какая пойдет в отпад или дрова. От этого, в свою очередь, зависит эффективность возобновления лесных ресурсов на староосвоенных лесных землях - а значит, и то, каким будет связанный с нехваткой древесины уровень угроз наиболее ценным в природном или социальном отношении лесам. Безусловно, в Архангельской области большинство работников леса это понимает - регион в целом вообще гораздо лучше среднего обеспечен квалифицированными лесными кадрами. Но традиции таковы, что "лесовосстановление" в узком смысле этого слова воспринимается как некий обязательный ритуал, выполнение которого как бы заглаживает возможные негативные последствия и потери, связанные с лесопользованием; а к уходу отношение совсем иное - приземленное, формальное, часто совсем наплевательское. В результате огромные силы, которые лесохозяйственные организации и лесопользователи тратят на лесовосстановление, чаще всего оказываются потраченными впустую - желательный результат просто не достигается. В общем, для того, чтобы лесовосстановление, проводимое на шестидесяти тысячах гектаров в год, давало реальный эффект - необходимо, чтобы ежегодно качественный уход за молодыми лесами проводился как минимум на такой же площади, а в идеале - на девяноста-ста тысячах гектаров. Ну а если достичь такого соотношения не получается - то надо не площади лесовосстановления увеличивать, а расчетную лесосеку по хвойному хозяйству существенно снижать, чтобы привести ее в соответствие с низкой результативностью лесовосстановления.

Архив

© 2018  ООО НПП Институт природопользования